ДРУГОЙ ЦВЕТ / ТРАНСГРЕССИЯ

 

 

Цвет материи сменился

И это мне кажется знАком.

Я ведь точно помню —

Она серая, землистая, всякая.

Жизнь — натурального цвета:

Дымчатая, травянистая, мглистая.

У жизни — сдержанная палетта.

 

Неброска она и довольно проста,

Та, что избегает выставочного холста.

Правдива и безыскусна,

Как хлеб, дорога или вода,

Как другая сторона осинового листа,

Как камень и песок на отмели,

Как рубашка серая из льна,

Как трава сухая и спелый плод,

Как певчая птица, что закату подчинена,

Как правил морских потрепанный свод.

 

Раньше малевали мир изнутри,

Но цвет жизни сменился, смотри.

Она была охряная и угольная,

Умбра, мумия, сурик, сиена

Светлая, как доска струганная

Или темная, как кровь из вены.

Или даже голубец-лазурь —

Не укроешь синь, хоть год штукатурь.

 

Демиургом планета была крашена,

Но цвет неба сменился,

Цвет радости сменился,

Цвет мира сменился,

Он теперь — балаганный, ряженый.

Стала неоновой кожа с порами,

А облака — люминофорами.

Стала флуоресцентной хвоя.

До рези в глазах,

До тошноты, до воя.

До вывернутого века,

До команды invert вместо человека.

До хиазмы мертвой зрительной,

Выгорающей действительно.

 

Краски, которых не существует,

Укрывают землю и мостовую

Снаружи. А внутри у них нет цвета.

Они — обманка. Ты знал. Не сетуй.

Бутафорский снег не тает и вечно белеет.

Мои волосы тоже белеют,

Но по другой причине.

И это уже не пройдет

Это тоже знак. Я не жалею

 

©В. Шомов 31 декабря 2018

Ответить:

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

Подвал сайта