ОКНО МОВЕТОНА

Взялся читать науч-поп Роберта Сапольски — одного из ведущих нейробиологов. По крайней мере, именно так его объявляют. Книжка называется «Кто мы такие? Гены, наше тело, общество». Полистал, почитал по диагонали и бросил. Не смог. Очень по-американски все подано. В стиле журнала Men’s Health — шутливо-развлекательно и с примерами из жизни поп-звезд. Это надо с попкорном и похохатывая читать что ли. А я даже кино с попкорном не смотрю. Не умею. Я вскормлен другим: науч-попом по имени «Химия и жизнь», «Знание-сила», «Природа» и даже немного научно-академическим стилем изложения. И хотя я какое-то время работал и писал в русском MH, оказалось, ему меня, да и мне себя, уже не перезаточить в вечно молодого балагура-пустослова.

НО на последних страницах книжки, я наткнулся на одно интересное понятие. Все шесть страниц, отведенных его описанию, я прочитал предельно внимательно. Возможно, этот психологический феномен неизвестен только мне, но я все-таки расскажу, что я об этом думаю. Называется все это — ОКНО/ОКНА ВОСПРИЯТИЯ.

Если кратко, ОКНО ВОСПРИЯТИЯ, это — способность отдельного человека в каком-то временном промежутке познавать и воспринимать новое или переставать его воспринимать. По сути, это — характеристика степени вовлеченности человека в процесс познания. То есть, если окно открыто — человек улавливает, ухватывает, абсорбирует новое, если окно закрывается — перестает не только улавливать, но даже и интересоваться новым, в принципе. И окна эти, то распахиваются, то в каком-то возрасте с треском захлопываются, а значит, то человек открыт всем знаниям, миру, новостям, веяниям, изменениям, новациям, трендам и впитывает их, как губка, а то вдруг — закрыт, глух и вообще посылает весь этот мир, куда подалее — у него свое, внутреннее есть. И внешнее, ставшее чужим, бессмысленным, мусорным, ему больше не нужно. Мир бежит, а человек останавливается. Он не хочет бежать. Все бегут, тем более, что марафонить — очень модно. А человек не бежит.

Пара цитат из Сапольски. Он приводит в книге собственные телефонные исследования и пишет, что в результате опросов выяснил: «Если в момент появления новой популярной музыки вам больше 35 лет, то с вероятностью 95% вы ее слушать не станете». То есть, массе людей будет нравиться только та музыка, которую они слушали до 35, например, RA RA RASPUTIN/«Ты целуй меня везде, восемнадцать мне уже», а все новое, в лучшем случае, не будет понято, воспринято, а скорее будет даже отвергнуто. И еще Сапольски заявляет, что «Для необычной еды окно закрывается к 40». Это означает, что если вы не уписывали за обе щеки эпуас/вокзальные беляши до 40, после 40 вы вряд ли проникнитесь к ним гастрономической страстью.

После этого я задумался, что ж с моей-то оконной сферой? С моими временнЫми окнами? И если какие-то из них закрыты или прикрыты, то почему? С младых лет у меня были большие чистые окна. Тогда еще не было окон панорамных, как в прочем и крошечных телефонно-экранных, но и эти были распахнуты всегда и на все стороны света. Я не боялся сквозняков и вбирал. Вбирал самое разное. Детство и юность — самые «оконно-воспринимающие» периоды. Время, когда в окна без конца влетают новые слова, понятия, смыслы, знания, книги, фильмы, люди, картины, музыка, формулы, добро, зло, дружба, любовь, острова, континенты, небо, звезды, трава и птицы. А дальше у всех идет по-разному. У меня много лет было открыто окно медицинское. А потом открылось окно мужское — мужнее, отцовское, хозяйственное. А потом закрылось окно медицинское и открылось журналистское. А следом и главредовское окно. Некоторые окна на фасаде я, например, сначала открывал, а теперь воздерживаюсь и даже ставнями их притворяю. На ТВ-окно повесил замок. Окно киношное – в него я не пускаю уродов, зомби, супергероев-мутантов и прочих девиантов из комиксов, только людей. Окно киношно-сериальное, открывал раза четыре и только после того, что понял — это стоит посмотреть. А, к примеру, информационное окно, культурное окно, общественно-политическое окно — почти закрыл. В первое, все время стали залетать страшилки, глупости, мусор и грязь, во второе — бессмысленность, бездарщина и эпатаж, а в третье — провокации, скандалы, ложь, запугивания и истерики. Я точно никогда не закрывал окно музыкальное (в надежде уловить что-то новое), книжно-литературное, человеческое. Но со временем на первые два я повесил довольно частую прочную сетку, чтобы в мой дом не летели комары-кровопийцы, жуки-древоточцы и навозные мухи, а на последнее — довольно изящного вида металлическую решетку, чтобы в это мое окно восприятия умышленно или неумышленно не влез случайный прохожий или посторонний (случаи были). Кстати, ФБ-окно я уменьшил в соответствии со своими принципами этики и эстетики так, чтобы оно минимально напоминало люк канализационного коллектора. Безусловный плюс фб-окна в том, что оно редактируемо.

Иногда я открываю новые окна. Но не слишком часто. Несколько лет назад открыл окно винное. Открыл и, с совершеннейшим восторгом, узрел полную глубины смысла, невиданную мной ранее, панораму. И соседнее с ним, гастрономическое, открыл, потом прикрыл и теперь, если замечу творчество — открою, если из него прет беспардонная промоция — прикрою, и так — то открою, то прикрою. У меня настежь открыто окно поэтическое. Еще окно книжное хорошо работает. И пластиночное винтажно-виниловое окно 70-х, в которое дует прошлый, но подлинный, энергичный, неиспорченный коммерцией воздух. И окно путешествий у меня открыто. Творческое окно, дружеское окно, семейное окно, дачное окно тоже замечательные, но они не на фасаде, а по бокам дома. И это хорошо. Потому, что через фасадные окна вечно летит пыль, выхлопные газы и шум с улицы.

Но есть еще маленькое окно на чердаке и повернуто оно назад, во двор. Это окно в прошлое. Его я открываю все чаще — в него обычно влетают музыка, которая в свое время мной не была услышана, люди, книги и фильмы, которые были любимы и любимы мной по-прежнему, воспоминания и вообще много разных несуетных, неактуальных и очень интересных вещей. Чердачное окошко хорошо тем, что оно высоко и его не загораживают деревья позади дома, а значит ничто не мешает садиться перед ним и в него смотреть.

В общем, с утверждением мистера Сапольски, что степень открытости окна восприятия зависит исключительно от возраста, согласиться не могу. Это какой-то совсем уж примитивный, механистический подход. Тут, мне кажется, все больше зависит от человека — горит у него глаз или нет и от такого понятия как витальность — радостно человеку жить или нет, интересно пробовать новое или нет, хочется дышать полной грудью или нет. И если «ДА!», то вместо одного окна, закрывшегося по случаю скуки, пошлости, пустоты, убожества или коммерциализации — немедля будет открыто другое — для свежего воздуха.

Каждый сам отрывает или закрывает окна. И это нужно делать, для освежения внутреннего пространства, как минимум. Но избирательно и не потому, что у всех это окно открыто, открою-ка его и я. Иначе ветер современности нанесет всякого гэ.

Ответить:

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

Подвал сайта